Порочащие честь достоинство и деловую репутацию

Содержание

Лингвистическая экспертиза по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации

Порочащие честь достоинство и деловую репутацию

Иски и дела о защите чести, достоинства и деловой репутации – в России сравнительно новое явление, в отличие от европейских стран и Америки, где это вполне обычная, стандартная практика.

Связаны такие иски с конфликтными ситуациями, возникающими в различных СМИ, а также в ходе публичного общения. Кроме того, защита прав и личности человека является приоритетом современного общества.

Одним из видов доказательств в ходе разбирательства служит лингвистическая экспертиза.

Что входит в понятия «честь», «достоинство», «деловая репутация»?

Честь, достоинство и деловая репутация − это родственные категории, определяющие отношение к человеку как к высшей ценности.

Данные понятия выражают нематериальные блага, неимущественные личные права, приобретаемые человеком с рождения. Поскольку эти права не имеют имущественного содержания, они не могут подвергнуться денежной оценке.

Честь, достоинство и деловая репутация неотделимо связаны с личностью и не могут быть переданы другим лицам.

Честь и достоинство различаются подходом в оценке качеств личности, которые значимы для общества. Если качества личности оценивают окружающие, то тогда необходимо говорить о чести. Если речь идет о самооценке, тогда необходимо говорить о достоинствах личности.

Деловая репутация – это сложившееся у общественности мнение относительно деловых и нравственных качеств человека. Такое мнение основывается на поведении человека, его поступках. При этом деловая репутация не является неизменным понятием.

Кроме того, согласно статьям 150, 152 ГК РФ, «честь» и «достоинство» – понятия, относящиеся к физическому лицу, деловой же репутацией обладают юридические лица, производители материальных благ. Честь, достоинство и деловая репутация появляются вместе с субъектом, который их приобретает.

Какие высказывания подлежат анализу специалиста?

Исследованию специалиста подлежат высказывания, имеющие следующие лингвистические критерии:

  • наличие/отсутствие бранных слов и выражений;
  • наличие конструкций с оскорбительной эмоциональной окраской или оскорбительным значением;
  • присутствие неприличной формы высказывания;
  • наличие сведений о фактах и событиях, выраженных в форме утверждения.

При этом очень важно помнить, что не каждое произнесенное или написанное в чей-то адрес слово является правонарушением, влекущим гражданскую или уголовную правовую ответственность согласно законам Российской Федерации.

Что необходимо предоставить специалисту для проведения лингвистической экспертизы по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации?

Специалисту на исследование предоставляют:

  • аудио- и видеозаписи разговоров и выступлений;
  • газетные, журнальные и Интернет-публикации (статьи на сайтах, записи в социальных сетях);
  • книги, брошюры, плакаты, листовки и другую печатную продукцию;
  • зафиксированное на носителе изображение граффити;
  • материалы дела, которые имеют прямое отношение к предмету исследования (в случае, если экспертиза проводится в рамках арбитражного или уголовного процесса).

Количество дел об унижении чести, достоинства и деловой репутации возрастает в связи с развитием Интернет-коммуникации. Все большее количество дел возникает в связи с текстами, написанными на различных сайтах, страницах социальных сетей, блогах и форумах.

Если анализируется звучащая речь, то ее необходимо дословно расшифровать. Эту процедуру также выполняет специалист-лингвист. Если расшифровка уже предоставлена инициатором экспертизы, то ее необходимо сопроводить носителем с записью.

Если необходимо проанализировать печатный текст, то на экспертизу предоставляется издание полностью, вырезка или хорошо читаемая ксерокопия, содержащая предмет исследования и выходные данные.

В случае наличия электронной версии издания, можно предоставить ссылку на сетевой ресурс.

Особого внимания требуют материалы Интернет-публикаций. Количество дел об унижении чести, достоинства и деловой репутации возрастает в связи с развитием Интернет-коммуникации. Очень часто люди бывают неосторожны и некорректны в своих высказываниях в пространстве Интернета. Если это статья, то можно предоставить ссылку на сетевой ресурс или принтскрин.

В случае анализа текста, помещенного в блоге или сервисе для обмена быстрыми сообщениями (чате), необходимо предоставить не только бумажную версию данного текста, но и электронную.

Это обусловлено тем, что Интернет-коммуникация обладает такой специфической чертой, как гиперссылки, которые не могут быть адекватно изучены на бумаге, то есть вне сетевого пространства.

Если экспертизе по статье 152 ГК РФ подлежит сайт, то необходимо предоставить архив на цифровом носителе с указанием даты создания архива.

Также при лингвистическом исследовании блога или сайта необходимо предоставить эксперту возможность изучить объект по месту его нахождения в сети Интернет.

Поскольку объекты подобного рода постоянно изменяются, специалист в области Интернет-технологий должен закрепить его и предоставить в электронном виде.

В связи с развитием технологической сферы в качестве доказательной базы по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации могут служить и смс-сообщения.

В случае анализа смс-сообщений проводится комплексная экспертиза (лингвистическая и компьютерно-техническая), поскольку важно не только текстовое содержание, но и источник распространения информации, причина их возникновения на данном устройстве.

Какова законодательная база по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации?

Статья 152 («Защита чести, достоинства и деловой репутации», Гражданский кодекс Российской Федерации) применяется по фактам разбирательств дел об унижении чести, достоинства и деловой репутации.

Согласно данной статье закона, гражданин в судебном порядке может требовать опровержения сведений, которые порочат его честь, достоинство, деловую репутацию, если распространивший не докажет иное.

Защита чести достоинства и деловой репутации может быть связана и с личностью умершего лица. В этом случае с исковым заявлением могут обратиться заинтересованные стороны.

Постановление № 3 «О судебной практике по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации», принятое Пленумом Верховного Суда Российской Федерации 24 февраля 2005 года, создало правовой механизм разрешения подобных конфликтов и споров.

Международный пакт о гражданских и политических правах (ч. 3, ст. 19), а также Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ч. 2, ст. 10) утверждают уважение и защиту прав человека.

Очень часто статью 152 ГК РФ путают со статьей 130 УК РФ. Различие заключается в том, что целью первой статьи является выявление коммуникативного намерения, второй – форма унижения (неприличная/приличная).

Когда наступает гражданско-правовая ответственность по ст. 152 ГК РФ за распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию?

Иск по данной категории дел должен обеспечивать равновесие сторон и предоставить право, гарантированное Конституцией, на защиту чести, достоинства и деловой репутации с одной стороны, свободу слова − с другой. В связи с этим необходимо весьма тщательно исследовать предоставленные на исследование материалы.

Гражданско-правовая ответственность за распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, наступает тогда, когда материалы, предоставленные на исследование, будут удовлетворять следующим признакам:

  • содержать негативную информацию о лице;
  • в высказываниях будут присутствовать сведения, представленные в форме утверждения о фактах, свидетельствующих об аморальном или противоправном поступке или поведении лица. Однако данные поступки должны быть проверены на соответствие действительности.

Эксперт-лингвист может установить факты присутствия негативной информации, имеет ли отношение негативная информация к конкретному лицу, а также каким способом выражена информация.

Что входит в компетенцию лингвиста в делах, связанных с экспертизой по статье 152 ГК РФ?

Очень часто от лингвиста-эксперта ждут, что в ходе исследования он не только проанализирует речевую составляющую высказывания (текста), но также даст юридическую и морально-этическую оценку и квалификацию речевого поведения и текстовой информации.

Эксперт-лингвист не решает вопросы, относящиеся к сфере компетенции юриста. В противном случае такое заключение подлежит оспариванию в суде, может быть отклонено, признано недопустимым. Лингвист также не может проверить высказывание на предмет соответствия действительности.

Кроме того, не подлежат на проверке на соответствие действительности оценочные суждения. Оценка изложенных в материалах фактов на соответствие действительности проводится в ходе судебных разбирательств.

В компетенцию лингвиста-эксперта входит установление содержания спорного текста, высказывания, а именно:

  • фактов присутствия негативной информации о лице или лицах;
  • имеет ли отношение негативная информация к конкретному лицу;
  • каким способом выражена информация: в форме оценочного мнения, суждения (предположения), убеждения или утверждения конкретных фактов.

Под мнением понимается суждение, имеющее оценочный характер, выраженный при помощи оценочных слов, конструкций и отражающий чью-либо точку зрения.

Под предположением понимается словесно выраженное мнение, отражающее неуверенность пишущего (или говорящего) субъекта в сообщаемой им информации.

Необходимо отметить, что лингвистическая экспертиза по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации является, по сути, основным доказательством в исках данного типа.

Кто является ответчиком в случае признания СМИ виновным в нанесении вреда чести, достоинству и деловой репутации человека?

В рамках лингвистической экспертизы по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации очень важно установление автора или источника, распространяющего мнение.

Очень часто в электронных СМИ демонстрируются смонтированные материалы, представляющие высказывания журналистов, а также респондентов.

Из-за монтажа высказываний разных лиц может возникнуть спор относительно авторства высказывания.

Увеличение количества исков по поводу унижения чести, достоинства и деловой репутации связано с распространением информации в сети Интернет. Поскольку сайты не регистрируются в качестве СМИ, то ответчиками являются владелец сайта, администратор доменного имени, автор сведений.

Как может быть выражена спорная информация?

Информация, являющаяся предметом спора сторон, может быть выражена следующими способами:

  • В открытой словесной форме, при подаче сведений в виде высказывания или нескольких высказываний.
  • В скрытой словесной форме, когда информация является завуалированной.
  • Информация не выражена прямо, но подразумевается, и участникам коммуникации она известна.
  • Информация может быть скрыта в подтексте: она не присутствует прямо в высказывании, но при этом легко извлекается из него.

Какие вопросы ставятся перед экспертом в ходе лингвистической экспертизы по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации?

  • Присутствуют ли негативные сведения о лице, фирме, учреждении (наименование) в предоставленном информационном материале?
  • В каких высказываниях имеется негативная информация?
  • Если негативная информация имеет место, то в какой форме она выражена: утверждения о фактах, которое можно проверить на соответствие действительности; оценочного суждения, предположения, вопроса; скрыта в подтексте?
  • Относится ли фраза, высказывание к конкретному лицу?
  • Адресована ли фраза, выражение конкретному лицу?
  • В каких фразах, выражениях, фрагментах текста содержится информация о деловой репутации организации, учреждения, компании, физического, юридического лица?
  • В каком значении употребляется слово «…»?
  • Какими наиболее значимыми и существенными стилистическими и жанровыми особенностями обладает текст публикации?
  • Какие композиционные приемы использует автор публикации? Как используемые приемы характеризуют героев материала, участников разговора?
  • Какова связь фразы, фрагмента, содержащего высказывание о «…», со стилистикой публикации?
  • Имеет ли высказывание, текст публичный характер?
  • Какую коммуникативную направленность имеет текст?
  • Есть ли в анализируемом материале признаки речевой стратегии дискредитации?
  • Унижают ли слова «…», «….» честь и достоинство N?

ВАЖНО

Список предлагаемых вопросов не является исчерпывающим. При возникновении других вопросов целесообразно до назначения экспертизы обратиться за консультацией к эксперту.

Источник: https://sudexpa.ru/expertises/ekspertiza-po-delam-ob-unizhenii-chesti-dostoinstva-i-delovoi-reputatcii/

Сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию

Порочащие честь достоинство и деловую репутацию

Деловая репутация компании создается оценкой общества её профессиональных качеств и поведения в хозяйственной деятельности в предпринимательской сфере.

Формирует деловую репутацию – информация о ней, сведения о профессиональном уровне на рынке.

Положительная информация может образовывать репутацию компании, а отрицательная — разрушать.

В результате сведения, порочащие деловую репутацию негативно влияет на развитие организации.

Источник информации

Источником информации об организации всегда являются третьи лица, которые осведомлены или обладают определенными знаниями о компании о её деятельности и профессионализме.

Источник информации может быть, как действительным, так и ложным. Ложная информация причиняет вред деловой репутации компании.

Но деловой репутации может причинить вред не только ложная информация, но и информация, которая является действительной, правдивой.

  1. В первом случае такая информация является порочащей и её распространение всегда влечет ответственность.
  2. Во втором случае лицо, распространившее такие сведения не привлекается к ответственности.

Негативная информация о профессиональной деятельности компании, при условии, что она является действительной, не является информацией, порочащей деловую репутацию.

Установление действий порочащего характера

Для установления порочащего характера оспариваемых сведений необходимо уяснить, распространял ли ответчик их намеренно с целью опорочить репутацию истца, либо вследствие ошибки (передачи информации от третьего лица), либо такое распространение произошло в результате законного обращения к органам государственной власти; проанализировать все использованные ответчиком способы распространения этой информации.

Для вывода о наличии в оспариваемых сведениях оценочного суждения (что исключает установление факта распространения утверждений, порочащих деловую репутацию) необходимо определить наличие или отсутствие возможности проверить сведения на предмет соответствия действительности, в том числе с учетом фактических обстоятельств их распространения.

Сведения, порочащие деловую репутацию: бремя доказывания

Важно подчеркнуть, что п. 9 Постановления ВС РФ N 3 исходя из предписаний ст. 152 ГК РФ распределяет бремя доказывания по делам данной категории следующим образом:

  • истец обязан доказать, во-первых, факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а во-вторых, порочащий его деловую репутацию характер этих сведений;
  • ответчик, с учетом существующей презумпции несоответствия распространенных сведений действительности, должен доказать обратное: соответствие действительности этих сведений, что исключит возможность удовлетворения в отношении его иска о защите деловой репутации.

На суд, рассматривающий дело, закон возлагает обязанность определения всех обстоятельств, их непосредственного исследования и оценки по отдельности и во взаимосвязи (в совокупности) с последующим отражением в решении мотивов признания каждого из них установленным или неустановленным, принятия или отклонения доводов и доказательств, приведенных сторонами в процессе их доказывания.

Сведения, порочащие деловую репутацию наносят вред

Сведения, порочащие деловую репутацию наносят вред, если они внушают недоверие, раскрывают предосудительные свойства, выставляют в невыгодном свете, компрометируют, дискредитируют, очерняют, позорят конкретное лицо.

Вследствие этого п.

7 Постановления Пленума ВС РФ N 3 относит к порочащим, в частности, сведения, «содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица».

То есть в данном Постановлении Пленума ВС РФ дан неисчерпывающий (открытый) перечень сведений, которые могут быть признаны порочащими.

Распространение сведений, в которых утверждается о нарушении конкретным (названным) лицом требований законодательства или морали, этому лицу (истцу) при обращении в суд достаточно будет доказать только сам факт  распространения таких сведений.

В эту группу входят не только утверждения о нарушении закона, но и, например, упоминаемые И. Ивачевым утверждения «о низком качестве производимой продукции или оказываемых услуг, их несоответствии установленным стандартам; о нечестном,  недобросовестном поведении субъекта по отношению к клиентам и контрагентам и т.д.»

Это объясняется тем, что утверждения о таких нарушениях однозначно носят порочащий характер, который не нуждается в доказывании, — он общеизвестен.

Утверждения и мнения

В некоторых случаях публикации содержат не утверждения, имеющие порочащий характер, а, казалось бы, только предположения, что, по мнению большинства арбитражных судов, исключает признание их сведениями, порочащими деловую репутацию истца.

Некоторые арбитражные суды утверждают следующее: «О том, что оспариваемые сведения, порочащие деловую репутацию, не являются утверждениями о фактах, а носят предположительный характер, являются субъективным мнением автора, может свидетельствовать стиль их изложения (использование вопросительных предложений, на которые не дается ответ, использование вводных слов и словосочетаний «возможно», «есть мнение», «есть основания полагать», «скорее всего» и др.)»

Сообщаемая информация о профессиональной деятельности лица или проявленных этим лицом деловых качествах, изложенная в какой бы то ни было манере, представляет собой утверждение.

Добавление к тексту утверждения слов, указывающих на условно-предположительный характер этой информации («вероятно», «возможно», «есть мнение», «не исключено», «скорее всего» и т.д.), как правило, есть только попытка закамуфлировать распространение сведений (обычно имеющих порочащий характер).

Мнения судов

Федеральный Арбитражный Суд Московского округа изложил позицию по поводу мнения Семнадцатого ААС: «…использование автором словосочетаний («скорее всего», «вряд ли», возможно», «не исключено» и т.п.), выражающих оценку говорящим степени достоверности сообщаемого, не является обстоятельством, безусловно исключающим наличие в статье утверждений о фактах.

Суду необходимо произвести анализ конкретных словесно-смысловых конструкций».

Думается, что судам необходимо анализировать опровергаемые истцом сведения на предмет того, содержится ли в них указание на какие-либо факты о профессиональной деятельности обратившегося за защитой лица или проявленных этим лицом деловых качествах, умаляющие деловую репутацию.

Если такие указания имеют место, то вне зависимости от того, в утвердительной или предположительной манере они изложены, распространение этих сведений допустимо только при соответствии действительности; в противном случае имеет место распространение порочащих сведений.

Так, утвердительное указание «компания нарушает закон» и предположительное указание «кажется, компания нарушает закон» при отсутствии реальных фактов, свидетельствующих о действительном нарушении компанией закона, представляют собой распространение порочащих сведений.

Таким же образом следует оценить утвердительное указание «общество производит некачественную продукцию» и предположительное указание «есть мнение, что общество производит некачественную продукцию» — при отсутствии доказательств реальности этого обстоятельства такие утверждения есть распространение сведений, порочащих деловую репутацию.

В результате можно сделать вывод о том, что любая информация, содержащая сведения о профессиональной деятельности лица, его деловых качествах, изложенная в любой манере – является утверждением.

Способы изложения сведений, имеющих целью опорочить деловую репутацию

В литературе подробно анализируются способы изложения сведений, имеющих целью опорочить деловую репутацию.

В их числе могут быть названы:

  • Открытая вербальная (словесная) форма, когда сведения, порочащие деловую репутацию даны в виде отдельного высказывания или цепочки взаимосвязанных высказываний, причем новая информация дана в предикативной части высказывания (является предикатом, логическим сказуемым). Например: вор у вора дубинку украл.
  • Скрытая вербальная форма, когда сведения выражены словесно, но как бы спрятаны, не бросаются в глаза и даются как что-то уже известное — в группе подлежащего. Например, только что приведенное высказывание содержит ведь не только информацию о краже дубинки у вора, но и информацию о том, что сделавший это — вор.
  • Пресуппозитивная (затекстовая) форма, когда информация о каких-то аспектах события в тексте непосредственно не выражена и подразумевается, что и говорящий (пишущий), и слушатель (читатель) ее знают.
  • Подтекстовая форма, когда информация не содержится в самом тексте, но легко «извлекается» из него читателем или слушателем. Здесь могут использоваться различные приемы. Например, прямой оценки нет, но факт дается в таком контексте, что оценка логично из него выводится. Или читателю задается вопрос типа: «Интересно, совпадение случайно или нет?», т.е. так называемый риторический вопрос, который на самом деле является скрытым утверждением (конечно, это совпадение не случайно).

Образцы документов

по данной тематике

Литература

  • Защита деловой репутации в случаях ее диффамации или неправомерного использования (в сфере коммерческих отношений): научно-практическое пособие / Д.В. Афанасьев, А.С. Ворожевич, М.Е. Глазкова и др.; под общ. ред. М.А. Рожковой. М: Статут, 2015. 270 с.
  • Защита деловой репутации в случаях ее диффамации или неправомерного использования (в сфере коммерческих отношений): научно-практическое пособие / Д.В. Афанасьев, А.С. Ворожевич, М.Е. Глазкова и др.; под общ. ред. М.А. Рожковой. М: Статут, 2015. С.37.
  • Ивачев И. Деловая репутация юридического лица и ее гражданско-правовая защита // Финансовая газета. 2006. N 13 (март).
  • п. 5 Обобщения Семнадцатого ААС
  • Защита деловой репутации в случаях ее диффамации или неправомерного использования (в сфере коммерческих отношений): научно-практическое пособие / Д.В. Афанасьев, А.С. Ворожевич, М.Е. Глазкова и др.; под общ. ред. М.А. Рожковой. М: Статут, 2015. С.38
  • Земскова С.И. Криминалистическая характеристика диффамации // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 1. С. 89 — 94.

Источник: https://konra.ru/%D1%81%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%87%D0%B0%D1%89%D0%B8%D0%B5-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%83%D1%8E-%D1%80%D0%B5%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8/

Честь и достоинство: тонкости защиты деловой репутации

Порочащие честь достоинство и деловую репутацию

Основным способом правовой защиты деловой репутации является возможность требовать по суду опровержения таких сведений, если распространившее их лицо не докажет, что они соответствуют действительности.

В этом случае сложнее всего для суда разграничить, когда речь идет о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности, а когда – об оценочных суждениях, выражающих субъективное мнение и взгляды автора, которые он вправе реализовать всеми не запрещенными законом способами.

В недавнем обзоре судебной практики Верховного суда (ВС) в качестве примера приводится довольно резонансное дело, в рамках которого ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС) обратилась в суд с иском против частного лица, потребовав признать сведения, распространенные ответчиком в интернете, порочащими репутацию. Предыстория такова: башкирское отделение РТРС планировало построить центр наземного телевещания на территории нескольких уфимских курганов. Для этого был объявлен конкурс на проведение на курганах археологических раскопок. В марте 2015 года в группе «Новости археологии» в социальной сети «ВКонтакте» сотрудница Национального музея Башкирии Светлана Воробьева раскритиковала этот тендер. Заявки, поданные на тендер, после этой публикации были отозваны.

РТРС подала на Воробьеву в суд, ссылаясь на то, что она разместила в социальной сети «ВКонтакте» недостоверную информацию, порочащую деловую репутацию, следующего содержания: «Реальная стоимость работ занижена..

, является изначально демпинговой»; «Подобная конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности с потенциальными исполнителями»; «Не станьте пешкой в руках мошенников!»; «…

выставляет на конкурс тендер с незаконными практически условиями, нашелся археолог (опустим его фамилию), который за откат берет это на себя».

Нижестоящие суды (три инстанции) отказали в удовлетворении исковых требований. Они исходили из того, что оспариваемые сведения не порочат деловую репутацию РТРС, поскольку представляют собой высказанные ответчиком суждения и субъективное мнение относительно обсуждаемой проблемы.

Однако почти год спустя судебная коллегия Верховного суда не согласилась с этим и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Коллегия ВС сослалась на то, что избранный автором стиль изложения указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности (занижение стоимости работ, установление демпинговой цены, некомпетентность составителей конкурсной документации, коррупционное и иное незаконное поведение, мошенничество).

В постановлении ВС была дана ссылка на решения Европейского суда по правам человека, который, хотя и защищает право автора информации на оценочное суждение, указывает на необходимость проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений — не всегда.

Последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются. Как указал Верховный суд в постановлении по иску РТРС, перечисленные Воробьевой факты могут быть проверены на их соответствие реальной действительности.

Указанный довод подтверждается и позицией самой Воробьевой, доказывавшей на суде, что ее утверждения соответствовали действительности.

Есть набор достаточно очевидных правил, которые могут помочь избежать предъявления иска о защите деловой репутации, которые тем не менее игнорируют многие авторы — особенно в случаях, когда представление доказательств тех или иных сведений является затруднительным.

  • избегать формулировок в форме утверждений;
  • при отсутствии четкой определенности, является ли высказывание автора оценочным суждением, имеет смысл сопровождать ее следующими маркерами: «на мой/наш взгляд», «по моему/нашему мнению» и т. д.;
  • уделять особое внимание информации, указывающей на противоправный характер поведения какого-либо лица, поскольку, как подтвердил Верховный суд, такая информация носит оскорбительный характер, следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации.

Примечательно, что Европейский суд по правам человека в своих постановлениях отмечает, что свобода выражения мнения распространяется не только на информацию и мнения, воспринимаемые положительно, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство.

Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало демократического общества.

Очевидно, что интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии и острой общественной необходимости.

Факт распространения сведений, порочащих деловую репутацию, ставит вопрос и о выплате соответствующего денежного возмещения. Ныне действующая редакция статьи 152 Гражданского кодекса РФ исключает применение положений о компенсации морального вреда применительно к защите деловой репутации юридического лица.

В связи с чем Верховный суд указывает на возможность юридического лица в случае умаления его репутации защищать свое право путем предъявления требования о компенсации убытков или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину).

Размеры здесь разняться: истцы могут заявлять как символический один рубль возмещения, так и достаточно крупные суммы.

При этом установления судом факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации.

Например, в 2016 году Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов (СПбГУП) обратился в арбитражный суд с исковыми требованиями к холдингу «Медиа.С-Пб». Университет требовал признать не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию сведения на портале «Лениздат.

ру», входящем в состав холдинга. Резонанс вызвала публикация об отчислении 150 студентов за активность в социальных сетях — например, за публикации (в том числе с использованием ненормативной лексики) в паблике «Подслушано в СПбГУП».

Авторы статьи заявляли, что администрация университета нарушает 29-ю статью Конституции РФ, гарантирующую свободу слова. В исковом заявлении утверждалось, что подобная информация снижает конкурентоспособность университета, а это, в свою очередь, отражается на его экономическом положении.

Истец требовал удаления публикации с сайте, а также взыскания с ответчика компенсации в размере 3 млн рублей и убытков в размере 2 153 800 рублей.

По мнению суда первой инстанции, порочащий характер сведений содержался в словах о 29-й статье Конституции, поэтому требования об удалении материала с сайта «Лениздат.ру» были удовлетворены.

Однако взыскивать материальную компенсацию с медиахолдинга суд не стал, «поскольку истцом не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие как факт убытков в заявленном размере, так и то, что названные убытки обусловлены распространением ответчиком оспариваемых сведений».

Обратным же примером, когда была взыскана, пожалуй, самая большая компенсация нематериального вреда, является дело Альфа-банка против ИД «Коммерсант», рассмотренное в 2005 году, поводом для которого стала статья о появлении у банка финансовых проблем.

В то время еще не существовало обширной практики взыскания подобной компенсации в пользу юридических лиц.

Суд первой инстанции решил взыскать с «Коммерсанта» в пользу банка 20,5 млн рублей в возмещение убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию банка сведений, и 300 млн рублей в возмещение репутационного вреда.

Постановлением апелляционной инстанции решение в части взыскания компенсации в размере 300 млн рублей было оставлено без изменения. При применении данного способа защиты деловой репутации банка суды исходили в том числе из реакции вкладчиков после прочтения газеты.

Следствием заметки о проблемах в Альфа-банке стал отток вкладов более чем на 6 млрд рублей, что и представляет собой материальное выражение утраты доверия со стороны клиентов банка.

При пересмотре дела суд кассационной инстанции указал, что нижестоящими судами не применены разумные и справедливые пределы нематериального вреда, и снизил размер компенсации до 30 млн рублей.

Стоит отметить, что, как правило, целью предъявления подобных исков является скорее не взыскание денежной компенсации, а пресечение будущих публикаций, которые могу негативно отразиться на деловой репутации.

Источник: https://www.forbes.ru/kompanii/343949-chest-i-dostoinstvo-kak-sudy-razbirayut-dela-o-vrede-delovoy-reputacii

Честь, достоинство и деловая репутация: защищаем правильно!

Порочащие честь достоинство и деловую репутацию

Честь, достоинство и деловая репутация гражданина, а также деловая репутация юридического лица подлежат защите.

В случае нарушения данных нематериальных благ пострадавший вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены порочащие сведения, или другим аналогичным способом (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Кроме того, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда (п. 9 ст. 152 ГК РФ).

16 марта 2016 года ВС РФ в очередной раз напомнил нижестоящим судам, как разрешать дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 года; далее – Обзор).

Так, высший судебный орган подчеркнул: содержащиеся в оспариваемых высказываниях оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер (п. 6 Обзора). Рассмотрим, как это положение применяется на практике.

Обратите внимание, что заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации можно предъявлять за пределами трехлетнего срока исковой давности. Узнайте все требования, на которые исковая давность не распространяется, из “Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Первая и вторая инстанции

Истцы обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. В обоснование заявленных требований они пояснили, что ответчик во время телевизионного эфира обвинил истцов в коррупции.

Истцы просили суд признать распространенные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, обязать телекомпанию опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении, а также компенсировать моральный вред.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленный иск, снизив размер компенсации морального вреда в пять раз, с 2,5 млн до 500 тыс. руб. в пользу каждого из двух истцов (решение Савеловского районного суда г.

Москвы от 28 апреля 2010 года № 33-21470). Кассационный суд оставил данное решение без изменений (определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2010 года по делу № 33-21470).

КРАТКО

Реквизиты решения: Определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции и кассационное определение, согласно которым распространенные ответчиком сведения были признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию; ответчик обязан компенсировать моральный вред, а телекомпания – опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении. Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Суд решил: Решение суда первой инстанции и кассационное определение отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Надзорная инстанция

Не согласившись с принятыми постановлениями, ответчик обратился с надзорной жалобой в ВС РФ.

Он настаивал, что спорное высказывание, прозвучавшее в телеэфире, – его личное мнение, не является обвинением и не может быть признано не соответствующим действительности и порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Несмотря на то, что оценочное высказывание невозможно проверить на предмет соответствия его действительности, представитель ответчика предоставил суду материалы, подтверждающие причастность истца к фактам коррупции.

Напомним, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец, в свою очередь, должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала: поскольку высказывание ответчика начиналось словами “Считаю, что…”, нижестоящие суды должны были установить, являлось ли оно утверждением о фактах либо представляло собой выражение субъективного мнения.

Суд первой инстанции, а вслед за ним и кассационный суд не привели каких-либо правовых доводов, позволявших отнести оспариваемое высказывание к утверждению о фактах. Ссылка указанных судов на словарь русского языка С.И.

Ожегова, согласно которому мнение – это “суждение, выражающее оценку чего-нибудь, отношение к кому-нибудь или чему-нибудь, взгляд на что-нибудь”, не опровергает доводы ответчика о том, что он высказал свое собственное мнение.

При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ и проверить которые на предмет соответствия их действительности нельзя (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”).

МНЕНИЕ

Источник: 48Prav.ru

Антон Толмачев, генеральный директор компании “ЮрПартнерЪ”:

“Странно, что при рассмотрении указанного дела ни суд, ни стороны не инициировали проведение лингвистической экспертизы.

Я считаю, что только филолог в состоянии оценить, содержатся ли в спорном высказывании сведения о фактах и событиях, возможна ли их оценка с точки зрения достоверности, носят ли они оскорбительный характер.

 Кроме того, эксперт может определить возможные интерпретации спорного высказывания другими лицами. После проведения экспертизы суду осталось бы только установить, порочат ли изложенные сведения честь, достоинство и деловую репутацию того, о ком они были распространены.

На мой взгляд, такой порядок сбора и оценки доказательств помог бы суду избежать субъективизма и принять единственно правильное решение”.

Указанное дело представляет собой конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации. Поэтому при его рассмотрении ВС РФ обратился к практике ЕСПЧ, согласно которой “конвенционный стандарт требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам всеобщего интереса” (постановление ЕСПЧ от 3 декабря 2009 года.

Дело “Александр Крутов (Aleksandr Krutov) против Российской Федерации” жалоба № 15469/04; постановление ЕСПЧ от 23 октября 2008 года. Дело “Годлевский против Российской Федерации (Godlevskiy v. Russia)” жалоба № 14888/03). Таким основанием нижестоящие суды признали нарушение защищаемых Конституцией РФ и ГК РФ ценностей – чести, достоинства и деловой репутации.

Однако они не учли, что согласно п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Как неоднократно указывал ЕСПЧ, свобода выражения мнения представляет собой одну из основ демократического общества, основополагающее условие прогресса и самореализации каждого его члена.

По мнению Cтрасбургского суда, свобода слова охватывает не только нейтральную информацию, но и ту, которая может оскорбить, шокировать или внушить беспокойство – таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

Таким образом, нижестоящие суды при рассмотрении указанного дела не учли разъяснения Пленума ВС РФ и правовые позиции ЕСПЧ, а также допустили нарушение норм процессуального права.

На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49). 

***

ВС РФ отметил, что наиболее сложным для судов является разграничение утверждений о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочных суждений, выражающих субъективное мнение и взгляды автора.

При этом неправильная правовая оценка указанных высказываний влияет на обеспечение судом баланса между необходимостью восстановления доброго имени истца во мнении третьих лиц или общества и конституционными правами ответчика (п.

6 Обзора).

Источник: https://www.garant.ru/article/707522/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть