Понятие честь и достоинство

Честь и достоинство

Понятие честь и достоинство

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

  • 1. Понятие чести и достоинства
  • 2. Категории чести и достоинства в истории этической мысли
  • 3. Нравственная ценность труда
  • 4. Гордость. Гордыня

f1. Понятие чести и достоинства

честь достоинство теория мораль

В средние века феодалы – рыцари являлись господствующим классом, который формировал представление о сословной чести. Считалось, что только люди благородного происхождения способны на подвиги, только они могут быть верными своему господину, верными данному слову, обещанию, соблюдать правила поединка.

Следование сословному кодексу чести способствовало возвышению рыцаря в глазах рыцарского клана. Рыцаря окружала шумная слава, почести, ради которых и совершались подвиги. Личная честь добывалась в соперничестве с рыцарями, т. е с людьми столь же высокого сословия, того круга, одобрение которого нужно было заслужить.

Отличаться особой храбростью среди рыцарей означало признание среди людей самого мужественного, бесстрашного, сильного клана. Добиться этого было непросто.

Культура средневековья породила образы благородных разбойников, которые пытались доказать, что именно они, а не официальные круги, являются людьми чести.

Похожая идеология была распространена в среде “удальцов” средневекового Китая.

“Удальцы” подчёркивали, что они, а не трусливая и продажная чиновничья среда, являются носителями истинной преданности, сыновней почтительности, честности и верности, велениям неба, те ценностям конфуцианства.

Кодекс поведения японского средневекового воина самурая – бусидо базируется на полном презрении к смерти. Харакири было способом доказать верность господину, ясли он умер, или чистоту души, если господин жив. Харакири было привилегированным видом смерти для военного сословия.

Рыцарское понятие чести имеет серьёзные недостатки. Во-первых, её узко ограниченное применение, “низкие” сословия не “заслуживали” столь же щепетильного соблюдения чести со стороны рыцарей. Верность слову была скорее декоративной, чем реальной.

Часто поединок рыцарей, в результате которого один из них погибал, возникал по довольно незначительному поводу. Рыцари, которых окружала шумная слава, имели на своей совести не одну жертву. Обесценивалась сама ценность человеческой жизни, особенно в японском варианте рыцарской чести.

Жизнь приносилась в жертву сомнительным ценностям.

Зачастую рыцарь, отправляясь за три девять земель за славой и деньгами, не получал ни того, ни другого, погибая в походе. Такое понятие, как соблюдение правил поединка часто стоило жизни наиболее высоконравственной части рыцарства. Менее щепетильные в понимании рыцарской чести от этого только выигрывали.

В новое время человечество перешло от этики “избранных” к этике равноправных, главной характеристикой которых является не происхождение, а личность человека, его достоинство понимаемое как неотъемлемый атрибут человеческого индивида, не требующий дополнительного признания социума подобное представление о достоинстве закреплено в концепции прав человека, принадлежащих каждому независимо от расы, национальности, пола, возраста, социального положения. В новейшее время понятия чести и достоинства всё больше связывают с успехом, материальным достатком, престижем, властью. Сильным стимулом стремления к власти становится честолюбие. В романах Д. Лондона, Т. Драйзера, Б. Шоу развенчивается идея измерения чести и достоинства властью, деньгами, показывается, как личность утрачивает человеческие качества в борьбе за власть, карьеру. “Путь наверх” – это путь предательства, преступлений, стремление к подобной чести оборачивается бесчестием. В советское время честь человека оценивалась общественно полезным трудом. Нравственная ценность труда, создающего все блага жизни, получила высокую оценку в обществе. Существовала система поощрений за высокопроизводительный труд: от премии и путёвок в дома отдыха и санатории, продвижение очереди на бесплатное жильё до присвоения звания Героя Социалистического труда. Передовых рабочих и колхозников избирали депутатами разного уровня.

f3. Нравственная ценность труда

Размещено на Allbest.ru

  • Профессиональная этикаМоральные ценности добра и зла, долга и совести, чести и достоинства, их роль в служебных отношениях. Ситуации конфликта. Повседневное общение. Моральное поведение. Этапы организации деловой беседы. Общая характеристика воли. Волевые качества личности.курсовая работа [46,0 K], добавлен 22.01.2009
  • Понятие чести и совестиЧесть как запрос личности на определенную характеристику. Влияние воспитания человека на становление его моральных принципов. Воздействие общественной морали на формирование критериев совести. Скрытие неблаговидных поступков для сохранения своего имиджа.эссе

Источник: https://revolution.allbest.ru/ethics/00458462_0.html

Честь, достоинство и деловая репутация: защищаем правильно!

Понятие честь и достоинство

Честь, достоинство и деловая репутация гражданина, а также деловая репутация юридического лица подлежат защите.

В случае нарушения данных нематериальных благ пострадавший вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены порочащие сведения, или другим аналогичным способом (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Кроме того, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда (п. 9 ст. 152 ГК РФ).

16 марта 2016 года ВС РФ в очередной раз напомнил нижестоящим судам, как разрешать дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 года; далее – Обзор).

Так, высший судебный орган подчеркнул: содержащиеся в оспариваемых высказываниях оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер (п. 6 Обзора). Рассмотрим, как это положение применяется на практике.

Обратите внимание, что заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации можно предъявлять за пределами трехлетнего срока исковой давности. Узнайте все требования, на которые исковая давность не распространяется, из “Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Первая и вторая инстанции

Истцы обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. В обоснование заявленных требований они пояснили, что ответчик во время телевизионного эфира обвинил истцов в коррупции.

Истцы просили суд признать распространенные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, обязать телекомпанию опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении, а также компенсировать моральный вред.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленный иск, снизив размер компенсации морального вреда в пять раз, с 2,5 млн до 500 тыс. руб. в пользу каждого из двух истцов (решение Савеловского районного суда г.

Москвы от 28 апреля 2010 года № 33-21470). Кассационный суд оставил данное решение без изменений (определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2010 года по делу № 33-21470).

КРАТКО

Реквизиты решения: Определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции и кассационное определение, согласно которым распространенные ответчиком сведения были признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию; ответчик обязан компенсировать моральный вред, а телекомпания – опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении. Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Суд решил: Решение суда первой инстанции и кассационное определение отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Надзорная инстанция

Не согласившись с принятыми постановлениями, ответчик обратился с надзорной жалобой в ВС РФ.

Он настаивал, что спорное высказывание, прозвучавшее в телеэфире, – его личное мнение, не является обвинением и не может быть признано не соответствующим действительности и порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Несмотря на то, что оценочное высказывание невозможно проверить на предмет соответствия его действительности, представитель ответчика предоставил суду материалы, подтверждающие причастность истца к фактам коррупции.

Напомним, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец, в свою очередь, должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала: поскольку высказывание ответчика начиналось словами “Считаю, что…”, нижестоящие суды должны были установить, являлось ли оно утверждением о фактах либо представляло собой выражение субъективного мнения.

Суд первой инстанции, а вслед за ним и кассационный суд не привели каких-либо правовых доводов, позволявших отнести оспариваемое высказывание к утверждению о фактах. Ссылка указанных судов на словарь русского языка С.И.

Ожегова, согласно которому мнение – это “суждение, выражающее оценку чего-нибудь, отношение к кому-нибудь или чему-нибудь, взгляд на что-нибудь”, не опровергает доводы ответчика о том, что он высказал свое собственное мнение.

При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ и проверить которые на предмет соответствия их действительности нельзя (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”).

МНЕНИЕ

Источник: 48Prav.ru

Антон Толмачев, генеральный директор компании “ЮрПартнерЪ”:

“Странно, что при рассмотрении указанного дела ни суд, ни стороны не инициировали проведение лингвистической экспертизы.

Я считаю, что только филолог в состоянии оценить, содержатся ли в спорном высказывании сведения о фактах и событиях, возможна ли их оценка с точки зрения достоверности, носят ли они оскорбительный характер.

 Кроме того, эксперт может определить возможные интерпретации спорного высказывания другими лицами. После проведения экспертизы суду осталось бы только установить, порочат ли изложенные сведения честь, достоинство и деловую репутацию того, о ком они были распространены.

На мой взгляд, такой порядок сбора и оценки доказательств помог бы суду избежать субъективизма и принять единственно правильное решение”.

Указанное дело представляет собой конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации. Поэтому при его рассмотрении ВС РФ обратился к практике ЕСПЧ, согласно которой “конвенционный стандарт требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам всеобщего интереса” (постановление ЕСПЧ от 3 декабря 2009 года.

Дело “Александр Крутов (Aleksandr Krutov) против Российской Федерации” жалоба № 15469/04; постановление ЕСПЧ от 23 октября 2008 года. Дело “Годлевский против Российской Федерации (Godlevskiy v. Russia)” жалоба № 14888/03). Таким основанием нижестоящие суды признали нарушение защищаемых Конституцией РФ и ГК РФ ценностей – чести, достоинства и деловой репутации.

Однако они не учли, что согласно п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Как неоднократно указывал ЕСПЧ, свобода выражения мнения представляет собой одну из основ демократического общества, основополагающее условие прогресса и самореализации каждого его члена.

По мнению Cтрасбургского суда, свобода слова охватывает не только нейтральную информацию, но и ту, которая может оскорбить, шокировать или внушить беспокойство – таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

Таким образом, нижестоящие суды при рассмотрении указанного дела не учли разъяснения Пленума ВС РФ и правовые позиции ЕСПЧ, а также допустили нарушение норм процессуального права.

На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49). 

***

ВС РФ отметил, что наиболее сложным для судов является разграничение утверждений о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочных суждений, выражающих субъективное мнение и взгляды автора.

При этом неправильная правовая оценка указанных высказываний влияет на обеспечение судом баланса между необходимостью восстановления доброго имени истца во мнении третьих лиц или общества и конституционными правами ответчика (п.

6 Обзора).

Источник: https://www.garant.ru/article/707522/

Понятия чести и достоинства граждан в современном обществе

Понятие честь и достоинство

“Адвокат”, 2008, N 10

Честь и достоинство, являясь непреходящими ценностями человеческого общества, присущи человеку как существу общественному на протяжении всей истории его существования .

Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000. С. 7.

Развитие личности невозможно без признания человека высшей социальной ценностью, которая и определяет необходимость сохранения его чести и достоинства.

Одним из важнейших признаков и принципов демократии является уважение к правам, чести и достоинству личности.

В то же время развитие человека, строящего свою жизнь на основе высших нравственных ценностей – добра, справедливости, чести, совести, достоинства, возможно лишь в условиях подлинного уважения самой личности, т.е. уважения ее прав, чести, достоинства.

Уважение чести и достоинства личности носит характер отношений, основанных на нормах права и морали, на принципах свободы и взаимной ответственности между государством, обществом и личностью, между различными личностями и социальными группами.

В словаре русского языка С.И. Ожегова даны следующие определения: “честь – достойные уважения и гордости моральные качества человека, его соответствующие принципы”, “достоинство – совокупность высоких моральных качеств в самом себе”. Однако эти определения весьма условны.

Понятия “честь”, “достоинство”, “репутация” определяют близкие между собой нравственные категории. Различия между ними лишь в субъективном или объективном подходе при оценке этих качеств.

На практике же, являются ли сведения порочащими честь и достоинство и что понимать под определениями “честь” и “достоинство”, в каждом конкретном случае должен определять суд по своему усмотрению.

Как считает М.Н. Малеина, честь – это общественная оценка личности, мера духовных, социальных качеств гражданина . В свою очередь, И.Я. Дюрягин полагает, что честь означает высокую общественную оценку личности. Проанализировав понятия чести, сформулированные отечественными философами, Х.П.

Маннанова указывает, что категория чести в этике выражает прежде всего высокую оценку деятельности и поведения человека со стороны общества, выражающуюся в уважении, всеобщем признании и доброй славе человека, и вместе с тем в высокой самооценке, т.е. осмыслении общественного признания личности.

Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М., 1991. С. 58.

На мой взгляд, наиболее четким определением чести является определение, данное А.М. Эрделевским: “Сопровождающееся положительной оценкой общества отражение качеств лица в общественном сознании” . По мнению А.Л. Анисимова, понятие чести имеет три стороны, три аспекта.

Во-первых, это характеристика самой личности (“качества лица”). Эта сторона понятия чести наиболее ярко выступает в словарных определениях, особенно в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И. Даля (“внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть”).

Во-вторых, это общественная оценка личности (“отражение качеств лица в общественном сознании”). Понятие чести изначально предполагает, что эта оценка положительная. В-третьих, это общественная оценка, принятая самой личностью, “способность человека оценивать свои поступки…

действовать в нравственной жизни в соответствии с принятыми в… обществе моральными нормами, правилами и требованиями” .

Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М., 1996. С. 16.
Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая защита. М., 1994. С. 8.

Приведенные суждения демонстрируют противопоставление двух подходов: понятие “честь” рассматривается как категория оценки другими людьми и как собственная самооценка.

По моему мнению, объединение этих двух подходов возможно, исходя из того что честь – это и общественная оценка личности и в то же время осмысление самой личностью такой оценки, т.е. самооценка. Таким образом, понятие чести имеет два аспекта: внешний, или, как его иначе называют, объективный, и внутренний, или субъективный.

Внешняя сторона понятия чести объективна по содержанию, так как не зависит от оценки конкретного человека, а отражает обобщенные в данном понятии ценности конкретного общества, социальной группы.

Внешняя сторона чести есть также морально-политическая оценка деятельности и поведения конкретной личности другими людьми, обществом в целом, носящая устойчивый характер и касающаяся личности в целом либо отдельных ее сторон. Внешняя оценка чести тесно связана с понятиями “репутация”, “доброе имя”, “престиж”.

И если репутация означает общее устойчивое мнение об оценке личности и ее деятельности, преобладающее в определенной общности людей, то престиж является такой же оценкой, но ограниченной пределом более узкого круга людей.

Поэтому объективная сторона чести по своему содержанию носит конкретно-исторический характер и выражает представление о месте и роли человека в сложной системе общественных отношений, о требованиях, предъявляемых к человеку со стороны общества, о личных и общественных оценках его деятельности, т.е. отражает общие для конкретного общества нравственные явления.

Следовательно, объективная, внешняя сторона чести заключается в признании и уважении заслуг личности со стороны общества и является ее репутацией, добрым именем, моральным значением, нашедшим выражение в высоком мнении окружающих. Кроме этого, честь представляет собой и этическое благо, поскольку направляет деятельность личности на достижение положительной оценки со стороны общества и тем самым доставляет ей моральное удовлетворение.

Внутренняя же сторона чести субъективна по форме и неразрывно связана со способностью человека самостоятельно оценивать свои действия и поступки, с осознанием своей чести, репутации, с его чувствительностью к тому, какое мнение будет о нем существовать в определенной общественной среде.

Чувство, сознание чести – важное свойство личности, так как от степени его развития зависит восприимчивость личности к моральному воздействию общественного мнения. Таким образом, честь в субъективном, внутреннем своем аспекте выступает как внутренний мотив деятельности и поведения личности.

Что касается понятия достоинства, то оно нашло широкое употребление сравнительно недавно.

Достоинство – внутренняя самооценка личности, осознание ею своих личных качеств, способностей, мировоззрения, выполненного долга и своего общественного значения. Самооценка должна основываться на социально-значимых критериях оценки моральных и иных качеств личности. Достоинство определяет субъективную оценку личности.

Достоинство того или иного человека заключается в духовных и физических качествах, ценных с точки зрения потребностей общества. Эти личные качества и составляют то, что принято называть личным достоинством.

Так же как и честь, достоинство сочетает в себе и социальную, и индивидуальную стороны.

Его социальный характер проявляется в том, что как моральная ценность и общественно-значимое качество личности достоинство определяется существующими общественными отношениями и нередко не зависит от человека. Но данная категория выступает еще и как сознание и чувство собственного достоинства.

Эти субъективные стороны достоинства представляют собой осмысление и переживание человеком своей моральной ценности и общественной значимости, они обусловливаются общественными отношениями и зависят от них.

В понимании достоинства, как и чести, отмечают два аспекта – внешний (объективный) и внутренний (субъективный). Объективный аспект достоинства заключается в признании человека высшей ценностью.

Внутренняя сторона категории достоинства связана с внутренним миром человека, его мировоззрением и убеждениями, способностью поступать в соответствии с принятыми в обществе моральными требованиями и нормами, т.е.

связана с чувством и осознанием своей моральной ценности и полезности обществу .

Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000. С. 14.

Честь и достоинство, являясь нравственными категориями, носят в то же время общеправовой характер. Они тесно связаны между собой и чаще всего рассматриваются как единая пара категорий в этике и праве. Категории чести и достоинства определяют отношение к человеку как высшей общественной ценности.

Понятия чести и достоинства имеют и определенную общественную направленность. Их объектом являются прежде всего человек, или группа людей, или коллектив, или в более широком плане говорят о чести нации.

Честь и достоинство между собой имеют неразрывную связь в силу того, что в их основе лежит единый критерий нравственности.

Чувства чести и достоинства не только переживаются, но и осознаются, поэтому при толковании понятия чести разграничивают чувство чести от сознания собственного достоинства.

У человека сознание и чувство чести и достоинства как бы органически слиты воедино, вытекают одно из другого.

Вместе с тем тесное взаимодействие этих категорий, отражающее реальность, не исключает их различия и наличия у каждой из них специфических, самостоятельных черт и особенностей.

Основное различие этих понятий, на мой взгляд, заключается в том, что если честь определяет степень признания, уважения личности со стороны общества как результат выполнения ею общепринятых нравственных и правовых норм, то достоинство предполагает равные возможности всех людей достигнуть такого признания, уважения.

То есть “категория достоинства связана с идеей нравственного самоутверждения личности, а категория чести – с идеей общественного признания человека”.

Достоинство человека находится в определенной зависимости от его воспитания, внутреннего духовного мира, особенностей психического склада.

Честь и достоинство, в частности, граждан не одинаковы, поскольку не одинаковы их заслуги перед обществом. чести и достоинства любого человека постоянно обогащается, меняется по мере развития его общественной деятельности.

Итак, можно сделать вывод, что в современном обществе в понятие “честь” вкладывают положительное общественное мнение о нравственных качествах конкретной личности, объективную оценку личности, определяющую отношение общества к гражданину; это социальная оценка моральных и иных качеств личности. Понятие “достоинство” рассматривают как внутреннюю самооценку личности, осознание ею своих личных качеств, способностей, мировоззрения, выполненного долга и своего общественного значения.

А.В.Шишенина

Аспирантка

кафедры гражданского права

и процесса

РГТЭУ

Источник: https://WiseEconomist.ru/poleznoe/41934-ponyatiya-chesti-dostoinstva-grazhdan-sovremennom-obshhestve

Что такое достоинство и честь? Истоки понятий

Понятие честь и достоинство

Ксения Черкаева (Гарвардский университет; стипендиат Академии международных и локальных исследований; PhD)

Понятие «человеческое достоинство» в наше время чрезвычайно широко задействовано не только в глобальной политике, но и в локальных трениях людей друг с другом и с властями. Вступаясь за униженное достоинство, обмениваются нотами протеста и накладывают экономические санкции, организуют уличные и кабинетные революции, судятся и скандалят, требуют уважения к своему и чужому достоинству.

Прослеживая историю понятия «человеческое достоинство» в Декларации прав человека (1948), историк европейской политико-юридической мысли Сэмюэл Мойн относит новизну этого термина к ирландской конституции 1937 года и настаивает на его католических корнях.

В описании Мойна «достоинство» видится в исключительной ценности каждого человека, возвышенного в Божие сыновство. Такое возвышение каждого из множества противопоставляется обезличиванию людей «тоталитарными» системами, сливающими обособленные личности в безликие народные массы [Moyn 2014]. Существуют и другие определения.

Чарлз Тейлор, например, использует термин «достоинство» для того, чтобы описать те нравственные стандарты, которые отличают социальное поведение человека от поведения животных.

Согласно этой теории, только человек способен испытывать стыд, позор и утрату достоинства, осознавая, что его поведение не соответствует социальным нормам, которые негласно выстраиваются в обществе, в том числе им самим [Taylor 1985].

Эти два подхода к пониманию сути достоинства требуют рассматривать это понятие с двух диаметрально противоположных точек зрения. Чтобы осмыслить то «человеческое достоинство», которое в равной мере присуще всем представителям Homo sapiens, необходимо оценивать людей вне их социальных взаимоотношений друг с другом: с точки зрения Бога-Творца, например, (или с высоты ООН).

Одним словом, с такой точки зрения, с высоты которой всех без исключения людей можно объединить в одну обобщающую категорию.

А чтобы распознать то нравственное достоинство, о котором пишет Тейлор, надо принять индивидуальную точку зрения каждого в отдельности человека как субъекта действия в коммуникациях с окружающим его социумом, в котором он может или обрести достоинство, или его утратить.

Мое исследование истории термина «достоинство» в его юридических определениях вырастает из анализа плановой экономики позднего Советского Союза.

Предметно исследуя этические цели, ради которых советские люди оправдывали нарушения трудовой дисциплины, я впервые обратила внимание на то, что советские законы защищали достоинство граждан совершенно иначе, чем Декларация прав человека.

Советская юриспруденция защищала не только достоинство, которым все представители человечества наделены в равной мере, но и достоинство личности, описанное Тейлором!

В позднесоветском юридическом поле такому этическому достоинству можно было дать достаточно четкое определение, позволявшее советским судам взять под защиту право граждан на «должную общественную оценку» [Иоффе 1962: 65]. Наличие достоинства у советского человека обеспечивалось тесной взаимосвязью имущественных прав и общественной этики.

Но когда эта взаимосвязь была разорвана крушением системы социалистического хозяйства, контуры юридических определений достоинства личности утратили четкие очертания. Сегодня российские законы защищают «честь и достоинство» граждан, но юридические дефиниции часто смешивают два типа достоинства в один парадоксальный термин.

Так, Большой юридический словарь 2007 года определяет достоинство следующим образом:

…1) морально-нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности. Д. — неотъемлемое свойство человека как высшей ценности, принадлежащей ему независимо от того, как он сам и окружающие его люди воспринимают и оценивают его личность.

2) стоимость, ценность денежного знака [Сухарев 2007: 213].

Второй пункт предельно прост и лаконичен, он не вызывает замешательства.

Именно в этом определении «достоинство» встречается еще в Уголовном уложении 1903 года, в нескольких статьях, регулирующих выпуск и распространение ценных знаков (бумаг, монет, пломб и т д.).

Но к первому пункту есть вопрос: как может «морально-нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности», принадлежать человеку «независимо от того, как он сам и окружающие его люди воспринимают и оценивают его личность»?

Это противоречие вызвано совмещением тех двух разных определений достоинства, о которых я говорила выше.

В один пункт словарного определения помещены «человеческое достоинство» в смысле объективной ценности всех представителей вида Homo sapiens и «достоинство личности» в смысле общественной значимости одного отдельно взятого человека.

Оба этих определения действенны в современной российской юриспруденции.

Уголовный кодекс РФ запрещает пытки, физические издевательства и другие посягательства на достоинство человека, указывая, что наказания «не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства» (ст. 7). И этот же кодекс запрещает клевету — «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию» (ст. 128).

Дореволюционное Уголовное уложение тоже запрещало клевету. Но показательно, что правоведы того времени настаивали на том, что закон в силе защитить только внешние проявления социального статуса человека, но не его нравственную самооценку. Так, например, «Редакционная комиссия по составлению уложения 1903 г.

» замечает, что такая (субъективная) честь, соответствуя понятию оценки лица в глазах его собственной совести, не доступна для нападений извне, для оскорбления; она разрушается только самооценкою лицом своих поступков, наклонностей, даже помыслов, осознанием безнравственности своего поведения [Добрянский 1904: 142].

Закон воспрещал людям распространять заведомо ложные сведения и оскорблять других людей, но он не претендовал на способность защитить субъективно-нравственное внутреннее достоинство субъекта от несправедливой общественной оценки.

В правоведческой литературе того времени различие между объективной и субъективной оценкой «чести и достоинства» очень важно.

Это различие четко отделяло публичную сферу, в которой закон был способен защитить социальную оценку истца от заведомо ложных порочащих сведений, от сугубо частной, внутренней нравственной сферы человека, над которой закон не был властен.

«В литературе почти не возникает разногласия по вопросу о том, может ли честь в субъективном смысле быть объектом посягательства», — пишет в 1910 году Н.Н. Розин и поясняет:

Ответ на тот вопрос может быть только отрицательный. Окруженный величайшим почетом человек может не обладать нравственным характером и сознанием своего действительного нравственного достоинства, и наоборот, обреченный на позор — может носить в душе непоколебимую нравственную силу.

Казненный на позорном кресте Христос — величайший образец этого противоречия условного и общественного позора и действительного, но непонятого нравственного величия. Ни величайшая обида, ни самая тяжелая и опасная клевета не в состоянии отнять это внутреннее достоинство или поколебать его.

Оно умаляется и колеблется лишь собственными действиями, даже, быть может, желаниями и мыслями индивида, в которых содержится измена моральному принципу, нарушение морального долга [Розин 1910: 129].

Дореволюционный юридический дискурс рассматривал клевету исключительно как вопрос уголовного права: запрет на распространение заведомо ложных сведений, способных опорочить честь другого лица, соседствовал с запретами на убийство, грабеж и насилие.

Но в новом социалистическом государстве вопросы клеветы вошли и в сферу влияния Гражданского кодекса: распространив имущественное право на обладание морально-нравственным статусом, новые законы взяли под защиту «честь и достоинство» советских граждан.

Под защитой закона оказалась не только объективно видимая честь советского человека, но и его морально-нравственная самооценка.

Но прежде чем в гражданское право вошли такие новшества, должны были в корне измениться юридические определения собственности, а именно должна была возникнуть новая форма имущественных отношений.

«НЛО» 2018, №3.

Источник: http://www.gazetaprotestant.ru/2019/05/chto-takoe-dostoinstvo-i-chest-istoki-ponyatij/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть